Публикация материалов сайта без ссылки на источник запрещена
Гостевая О себе
Блог

Псевдотетя

Мама собралась шить платье. Шить, а не покупать тогда, в 50-е, приходилось  не потому, стремились выделиться фасоном, а потому, что, кроме топорного москвошвея, купить было нечего… Покупали отрезы, их продавцы в магазине наматывали на деревянный портновский метр, а потом шили у частных портних. Вот и у мамы была знакомая портниха - Юдифь Львовна в Марьиной Роще, обитавшей в бескрайней коммуналке во вполне еще бандитском в те времена районе.

Когда потребовалось отвезти ей материал и сделать примерку, а оставить меня было не с кем, мама потащила меня, шестилетнего, с собой, но предупредила, чтобы я портниху называл «тетя Юзя», будто мы родственники – портниха опасалась доноса соседок фининспектору.

Брак – не враг

Когда повзрослел я, ситуация с верхней одеждой изменилась – сшить костюм было дорого, но уже появилось некоторое количество импортного ширпотреба вполне приличного качества. Проблемы заключались во мне – во-первых, я ненавидел магазины и мучительный процесс примерки, а, во-вторых, фигура у меня оказалась нестандартной: если пиджак нормально садился на плечи, то в брюках помещалась еще половина меня, если брюки были в порядке, то плечи пиджака оказывались возле шеи, а руки торчали из рукавов до половины. Попросту, плечи у меня были 48-го размера, а корма – 44-го… Поскольку подогнать брюки, все же, проще, обычно покупали костюм 48-го. Так пришлось делать и со свадебным костюмом, купленным в магазине-салоне для новобрачных  – штаны в последний вечер перед свадьбой портной подгонял прямо на мне…

Однажды, в середине 70-х, мои жена и мама в очередной раз решили, что я пообносился, и гардероб пора обновить. После длительных препирательств они притащили меня в магазин у Покровских ворот и заставили мерить все, что они считали приемлемым. «Все тот же сон» продолжался: плечи в норме – брюки  велики, брюки в порядке – пиджачок кургуз… Ну, разве что чешские костюмы выглядели получше, а у польских брюк убирать надо было поменьше ширины…

Продавщица терпеливо таскала мне в кабинку костюмы, которые выбирали мои женщины, что-то советовала, сочувствовала по поводу моей нестандартной фигуры, а потом вдруг сказала: - Знаете, у нас есть один костюм, он бракованный, но, может быть, вам подойдет…

Она принесла серый костюм, первый в моей жизни, который  сел, будто на меня и шили. Брак его состоял именно в том, что пиджак в этой паре был 48-го, а брюки – 44-го размера, по этому случаю продавался он со скидкой – вместо 130 рублей, которые числились на бирке, с меня взяли всего 90…

Зарвались

(начало 70-х) В овощном на Сретенском бульваре стою в очереди. Женщина, стоящая передо мной, из кучи помидоров на прилавке выковыривает те, что поцелее. Подрывную деятельность прерывает с возмущением в голосе продавщица: – Вы что это делаете?!! – Да побитые они у вас… Ну, хоть чуть поцелее выбрать…

- Да! – с возмущением возопляет продавщица, - все хотят, как получше!

Холод и жар

На овощебазу у метро Ленинский проспект сотрудников нашего Института гоняли регулярно. Основная функция – обрывать с капусты, лежавшей в буртах мерзлые листья. Смысла это затеи я никогда не понимал – мерзлые листья кое-как сберегали остаток кочана, а при такой методике к февралю от капусты оставалась одна кочерыжка… Занятие было вполне бессмысленное, но исполнялось исправно.

На обрубку капусты выгоняли лучшие силы советской биологии развития, в том числе пребывающие уже в весьма преклонных годах. На меня как одного из самых молодых, да еще и обладателя ботфортов, возлагалась задача обрушивать капустные бурты, чтобы они самопроизвольно не обвалились и чтобы не приходилось отрывать кочаны от смерзшейся массы.

До поры все шло нормально, а потом очередной пинок сапогом по смерзшейся капусте пришелся в слабое место, и я рухнул внутрь бурта… Одетый в брезентовые портки и обутый в ботфорты, я, тем не менее, мгновенно почувствовал, что горю – внутри бурта мерзлой и гниющей капусты температура подваливала к 90 градусам. Каким-то образом мне удалось вылететь из бурта вертикально, как стартующая в космос ракета…

Заборы

Мы заканчивали достопамятный байдарочный поход по Койве в 91-м. За время сплава мы пережили эпидемию какой-то кишечной гадости, перенесли путч ГКЧП, и теперь осталось финишировать в маленьком уральском поселке и вернуться в столицу Новой России…

Мы плыли вдоль набережной улицы, и вдруг мне в глаза бросился заборчик одной из вросших в землю изб – покосившийся винтом и щербатый штакетник. Да, нет, не штакетник внимание привлек, а то, что с угла он был подперт огромным, метра в три, комлем шириной в обхват. Из него можно было бы сотню таких штакетников наделать…

Мы встали последним биваком на берегу рядом большим и на удивление аккуратным огородом. Поставили палатки, собрались было ужин готовить, и вдруг к костру подошел молодой мужик, оказалось – хозяин огорода, местный фермер. Он пригласил нас к себе, угостил картошкой и подбросил на своей машине к электричке утром группу наших, отправлявшихся в Нижний Тагил за билетами на всех на поезд до Москвы. Заборчик у него был аккуратный…

***

Hosted by uCoz