Публикация материалов сайта без ссылки на источник запрещена
Гостевая О себе
Новости

Паспорт не по Марксу

Real Russian

В одни из визитов в Англию нас с Геннадием Алексеевичем Бузниковым зазвали в компанию, состоявшую преимущественно из англичан. Болтали о том, о сем, нас расспрашивали, что там в этой России творится. Про медведей на улицах не спрашивали – люди были то ли знающие, то ли просто вежливые… Тем не менее, когда было уже основательно выпито, кто-то из присутствующих, поддержанный остальными, заявил нам, что вот Геннадий, внешне не отвечает их представлениям о русских, а вот Юрий – очень похож…

Уязвленная гордость

Всегда считал, что наша бюрократия самая злобная и тупая, но от необходимости в Италии простоять ночь в очереди в полицейский офис за разрешением на проживание это убеждение покосилось. Всегда считал, что наш советский антисемитизм – всем национализмам – национализм, но, услышав, как в Черногории культурные люди выговаривают слово «шиптари»[1] - будто выплевывают, понял, что наша проблема – младшая группа детского сада по сравнению с этой настоящей ненавистью…  А теперь еще выясняется, что Израиль признал Битлс лет на 20 позже нас…

Национальное самомнение происходит от незнания…

Пересортица

Удивительное дело - графа национальность присутствовала даже в таком документе, как классный журнал. В 108-й школе в нашем классе числились русские, украинцы, татары, башкиры и еврей (это – я). Как же я был спервоначалу удивлен, когда в классном журнале в Советской Школе в Болгарии увидел против своей фамилии запись – русский. Вот-те раз! Потом, увидев, что точно такие же записи стоят у одноклассников-украинцев и азербайджанца, понял, что просто так обозначают ребят из СССР, в отличие от иностранцев – болгар, чехов, югославов, поляков, которых в классе была едва не половина. Хоть и проповедовали «новую общность людей – советский народ», написать «советский»  почему-то не додумались. Было, однако, и исключение: замечательно красивую девочку-курдианку в журнале не поленились обозначить четко – «гражданка СССР, постоянно проживающая в НРБ».

Наверное, как раз в Советской Школе в Софии все это имело какое-то рациональное обоснование – многие дети говорили на русском абсолютно без акцента, но не всем можно было сказать, что за плохую учебу или хулиганское поведение ребеночка, его семью отправят в СССР в 72 часа…

Паспорт не по Марксу

Мне рассказывали, что какая-то моя очень дальняя родственница при получении паспорта заявила, что ее национальность – русская. Милиционер из паспортного стола ткнул ее носом в метрику, где национальности обоих родителей были «что да – то да». А девочка его в ответ ткнула носом в припасенного Маркса, у которого сказано, что национальность определяется территорией проживания, языком и самосознанием… Они поспорили…

Поскольку ни одна сволочь в советском городе с 16-ти лет не имела права шастать без паспорта, а тут еще у девочки папа с мамой были вполне уважаемые люди (с соответствующими ограничениями, конечно), вопрос пришлось решать на уровне обкома партии. Сказать прямо, что им глубоко начхать на Маркса, там не решились и отправили документы в Москву (и даже обнадежили, что есть вероятность положительного решения). Но в ЦК народ оказался принципиальный, не поленились, не пожалели народных денег и отправили своего спецпредставителя по месту конфликта. А тот два часа объяснял девочке, что, ну, никак нельзя – если каждый будет выбирать себе национальность по своему самосознанию, пострадают данные о численности отдельных малых народов, о процветании которых коммунистическая партия заботится день и ночь.

Им-таки было глубоко начхать на Маркса, тем более, что сам-то он…

Единственное отличие

Член-корр, а в те времена (60-е) – еще кандидат наук, Чайлахян должен был, как и все сотрудники тогдашней лаборатории ИППИ, заполнить какую-то гигантскую объективку. Для ускорения и упрощения процесса он отдолжил уже заполненную анкету у аккуратного коллеги и пошел «сдувать». Видимо, в какой-то момент он забыл, что, собственно делает, потому что в анкете Левона Михайловича Чайлахяна были указаны фамилия, имя и отчество Юрия Ильича Аршавского, да и все остальное – тоже… Все ж таки Чайлахян взялся проверить свою анкету перед тем, как сдавать, что уберегло его от недоразумений. Правда, первые пункты у него возражений не вызвали, но когда он добрался до графы «национальность», он очнулся: - Как! Я – армянин!

Особая статья

Однажды в бухте Витязь появился странный персонаж, который просто бросался в глаза – он был в костюме (может быть, даже с галстуком) и в туфлях. Среди одетой в тельняшки и ветровки и обутой в сапоги, гады и кеды научной публики он смотрелся диковато, и мы стали обсуждать, не сбежал ли кто из краевой психбольницы. Потом оказалось, что это коллега из Львова, он приехал в Институт биологии моря, экипировавшись соответственно для города, но совершенно неадекватно для базы, на которую попасть и не рассчитывал. Вечером и ночью он уже на общих основаниях участвовал в посиделках, и его штиблеты больше не казались неуместными.

В разгар беседы речь зашла об Украине и украинцах, и тут коллега встрепенулся и сказал, как отрезал: - Я не украинец. Я – лемок![2]

Те же яйца – только в профиль

Насколько для советских евреев и немцев графа «национальность» создавала трудности и была символом национальной сегрегации и угнетения (если они, конечно, не собирались эмигрировать), настолько противоположная ситуация сложилась в титовской Югославии. В 60-е в стране началось движение за то, чтобы обозначать себя как югославы, а не представители отдельных народов, имевших в стране свои республики или края. 2 миллиона граждан страны в начале 70-х уже так и значились в документах. Одновременно резко стали расти и местные национализм – хорватский, словенский, мадьярский и косоварский, люди протестовали против того, что их агитируют в «югославы».

Дело в том, что сербы были самой крупной национальностью в Югославии, но составляли только относительное большинство (около 30%), а остальные подозревали, что под флагом «югославства» сербы хотят добиться абсолютного доминирования.

Чем это все кончилось – известно… Интересно, как сложились судьбы тех двух миллионов «югославов»?

Свои люди

Черногорская Далмация в своей истории не раз переходила из рук в руки – чаще она входила либо в Черногорское княжество, либо в итальянские государства. Вот и на кладбище в Которе на родовых могилах чередуется: (допустим) Наньич, Наньич, Нанетти, Нанетти, Наньич, Наньич и тако дале…

Немецкий вердикт

В Лондоне одна работавшая там девица из России на званом вечере представляла своему немецкому приятелю гостей, тоже по большей части из России, сопровождая это такими замечаниями: - Это Коля из России, вообще-то он украинец… Это Петя из России, вообще-то он наполовину татарин, наполовину русский, а это – Юра из России, вообще-то он еврей…

Немец послушал это, послушал и говорит: - Какие же вы все-таки националисты!



[1] шиптари (сербск.) – одно из наименований косовских албанцев

[2] лемки – одна из малых народностей Карпатской Украины (наряду с гуцулами, русинами и бойками)

Hosted by uCoz