Публикация материалов сайта без ссылки на источник запрещена
Гостевая О себе
Новости

Кто ж его посадит – он памятник!

Ручонки шаловливые

В выходной наши друзья Ушеловы повезли нас по замкам, расположенным невдалеке от Праги. Первым мы посетили Карлштейн, место в котором хранились регалии чешских королей. Настоящий замок на высокой горе, стены башенки, переходы, красота! Главная точка – зал в башне, в которой и хранилась корона, держава и прочее, в него вела очень крутая лестница, по которой мы очень медленно поднимались вверх по мере того, как проходили через коронный зал шедшие впереди. Удивила очень яркая роспись стен. Мы спросили шедшую рядом гидессу: – Это XIX век? - Нет, - говорит, – XIV…

А поверх фрески надпись: Тофик из Кутаиси… Убил бы!

В Спасо-Мирожском монастыре в Пскову – та же песня! Фрески греческого письма XII века удивительной красоты и сохранности, но ровно на высоту вытянутой вверх руки человека стерты так, что остались только прориси… Войны фрески пережили, а залапывание – нет!

Не понос, так золотуха

Еще при Советской власти мы с Танькой стали мотаться по историческим русским городам, и одним из первых был Ярославль. Осмотрев, как следует, город, мы на речном трамвайчике метнулись в Ярославо-Толгский монастырь. Пребывал он в совершенно разгромленном и заброшенном состоянии. Раньше на его территории то ли колония была для несовершеннолетних, то ли психбольница, но к моменту нашего появления уже не было ни того, ни другого. Посмотрели мы на эти развалины, подергали замотанные заржавевшей проволокой петли дверей, собрались было уходить, но тут я увидел, что в пролом можно забраться в подклет собора. Залезли, а там оказалось, что через дырочку в полу виден барабан купола с яркими фресками – повезло, день был солнечный и в барабан проникало много света. «Полюбовались» и потопали обратно…

Много лет спустя мы, уже на своей машине в компании взрослых детей двинули по маршруту Москва – Переславль-Залесский – Ярославль – Вологда – Кириллов – Белозерск – Череповец – Устюжна – Валдай и из Ярославля свернули снова к Толгскому монастырю. Подъехали, увидели подновленные стены и проходную со сторожевой монашкой. Попросили разрешения посмотреть монастырь, так это черница нам и говорит: - Нельзя! Батюшка не поощряет!

Заколдованное место – то гробят, то не пускают…

Железный член

Появление памятника Гагарину у Калужской заставы было отмечено моментально расползшимся по городу стишком:

Ликуй, Москва, тебе подарен

Железный член – на нем Гагарин.

А очень скоро памятник в народе приобрел название «Юра с одним яйцом», поскольку у подножия стелы, на которой стоит фигура космонавта, поместили шарообразный спускаемый аппарат…

У меня к этому памятнику особое отношение, потому что, если смотреть из конференц-зала нашего института на Вавилова, стеллы не видно, и выглядит это так, будто Юрий Алексеевич стоит на крыше магазина «1000 мелочей» и собирается бросаться с нее на Ленинский проспект.

Космические памятники у москвичей почему-то вызывают исключительно сексуальные ассоциации – монумент покорителям космоса у метро ВДНХ, титановое сооружение с ракетой на конце именовалось «мечта импотента».

Церетели-обличитель?

Со стороны Храма Христа-Спасителя памятник Петру выглядит так, как будто у государя-императора из задницы торчит здоровенная палка. Только с острова видно, что так на его фигуру накладывается какая-то деталь каравеллы.

А может Зураб это нарочно – хотел открыть народу глаза на царя-извращенца? Хотя, говорят, это памятник Колумбу, который Церетели не сумел всучить Америке и просто присобачил другую голову…

Последнее отнял

Маршал Жуков был безграмотным солдафоном, гробившим своих солдат, как никто из советских маршалов. Комкор Константин Рокоссовский еще до войны в аттестации указывал, что комдиву Жукову штабная работа противопоказана, потому что он ее органически ненавидит. Прозорлив оказался будущий маршал – именно на посту начальника генерального штаба генерал армии Жуков и встретил Великую Отечественную и проявил себя на этом посту в полном соответствии с довоенной аттестацией. Он и в качестве комфронта не провел ни одной красивой операции. Но было у него достойнейшее качество – он с полным основанием считался отличным кавалеристом, прошедшим унтер-офицерскую подготовку в царской армии – на коне сидел, как влитой. Сталин знал, кого назначить принимать парад Победы на белом коне.

Памятника на Манежной площади маршал Жуков не заслужил, но все-таки скульптуру работы Клокова там поставили. Этот патриот-шабашник лишил маршала его единственного настоящего достоинства – Жуков сидит на коне с прямыми ногами, как никакой нормальный кавалерист сидеть не будет. Такое впечатление, что Клоков ваял маршала стоящим, а потом надел на коня… Последнего достоинства Клоков Жукова лишил…

Хрен редьки

В Калининграде, что у Балтийского моря и который в девичестве – Кёнигсберг, мы невдалеке от вокзала обнаружили пустой пьедестал, по следам от букв на одной из сторон памятника прикинули, что это – из-под Сталина, но заинтриговало, что на противоположной стороне тоже раньше были какие-то буквы. Местные нам разъяснили, что оригинально – это был памятник Гитлеру, когда пришли наши, его, естественно, свалили, а чтобы место не было пусто – установили Сталина, но потом и этого пустили в расход. Место нехорошее…

Краски - старые и новые

В Ярославле в Закоторосльной части стоит удивительный, непохожий ни на какой другой 15-главый храм Иоанна Предтечи в Толчкове. Оттого, что он окружен крытым гульбищем, площадь внутренней поверхности этого, и так самого большого в Ярославле, храма – огромна, и вся она покрыта яркой росписью. Из-за огромности храма обычных тем церковных фресок не хватило, и в Толчкове есть очень редкие ветхозаветные сюжеты, причем в некоторых случаях – расположенных серийно, как в комиксах.

Каким-то чудом у Советской власти не дошли руки сломать все это безобразие, но способ запакостить местечко все же нашелся – прямо на храм нахлобучили огромный завод «Лакокраска», так что его и видно с трудом, и летит на него с завода редкостная дрянь.

Hosted by uCoz