Публикация материалов сайта без ссылки на источник запрещена
Гостевая О себе
Новости

Академия духа

Розыгрыш

В 70-е, в тот момент истории нашего Института, когда существовала неясность насчет фигуры нового директора, бывший тогда заместителем директора коллега В. решил пошутить. Он сфабриковал на имевшихся у него бланках Президиума АН СССР три письма трем институтским профессорам, в которых говорилось, что руководство АН рассматривает кандидатуру данного ученого на пост директора института и просит явиться такого-то числа в такой-то кабинет Президиума для обсуждения.

Первый из адресатов профессор З., ранее работавший в Президиуме, только глянув на эту цидулю, заявил, что это фуфло – такие дела так не делаются, и такие бумаги так не пишутся… и выбросил все это из головы…

Профессор Д., когда ей ее собственный ученик подсунул эту бумагу, дрожащим голосом с полными слез глазами обратилась к своей любимой сотруднице со словами: - Маша! Случилось страшное!

Когда ей, чтобы и вправду с ней не случилось страшного, открыли глаза на проделку В., в прошлом ее аспиранта, она зашла к нему в комнату и гневно заявила: - Вы дурак!

С профессором Л. получилось хуже всего – его поймали на выходе из парикмахерской, откуда он, подстриженный и побритый, уже намылился в Президиум… Гнев профессора, обманутого в своих сокровенных ожиданиях, был ужасен. Поймав в коридоре В., он ему заявил: - Я буду мстить долго и порционно!

И отомстил… (см. «Расплата»)

Расплата

Вскорости в Институте узнали, что в адрес съезда КПСС поступило письмо профессора Л. и его сотрудницы Х. В письме Институт был обвинен в том, что его кадры засорены евреями и "жидовствующими", а работы русских ученых подвергаются зажиму и поношению. Списки евреев и "жидовствующих" прилагались.

Параша насчет «засоренности кадров» была безотказным ходом, чтобы привлечь начальственное внимание, а уж, если начальство обращало свой взор на кого-нибудь, мало ему потом не казалось… Впрочем, от обвинений в засоренности кадров Институт отмазался, документально доказав, что за последние годы не принял на работу ни одного «такого». Однако, хотя «факты и не подтвердились», но кого-то надо было наказать, и В., шедшего в списке "жидовствующих" на первом месте, поперли из замдиректоров. Цели своей, таким образом, профессор Л. достиг…

Вода дырочку найдет…

При Советской власти существовали очень серьезные ограничения на приобретения институтами товаров так называемого бытового назначения – из того разумного соображения, что несознательные граждане станут вооружать собственные домашние хозяйства телевизорами, пылесосами и холодильниками за государственные денежки. В частности, срок их списания составлял 15 лет – столько, с тогдашней точки зрения, должен был прослужить такой прибор. А с другой стороны, химреактивы и элементная база – запчасти  к приборам – списывались сразу же по получении. И вот, где-то в конце 70-х в Институте провели большую инвентаризацию.

Завершилось все относительно благополучно, но после ее окончания по Институту поползли ядовитые хиханьки насчет того, что в ведомостях на списание сразу после получения были обнаружены «электронные блоки «Юность»» стоимостью по 200 рублей каждый. Глазастые биологи со склонностью к аналитике сопоставили цену, название «электронных блоков» и те дефицитные портативные телевизоры «Юность», которые они видели в домиках замдиректора по АХЧ, завснаба и еще пары высокопоставленных деятелей на институтской биостанции «Кропотово». Так наш легендарный снабженец обошел одно бюрократическое условие с помощью другого.

Прямолинейность

Во время очередной кампании по борьбе с геронтократией в Академии было принято очередное решение, что на должности директора можно находиться только до достижения 75 лет. Директора нашего Института член-корр Тигран Турпаев заявил, что баллотироваться на новый срок не будет и ушел с поста.

Он был единственным известным мне директором академического Института, который воспринял решение об ограничении возраста всерьез и действительно выполнил его.

Полосатая палка

Прошел слушок, что нынче, в связи с «головокружительным повышением» зарплат для научных работников  будет резко усилена отчетность за проведенные исследования. Предполагается, что вместо обычного отчета на 4-5 страниц, в академических институтах надо будет подавать пачку в 100.

Отчеты, как известно, существовали и раньше, и их и тогда никто не читал. В нашей лаборатории этому было получено экспериментальное доказательство: В конце 60-х мой будущий шеф, тогда еще совсем молодой, доктор Бузников на спор вставил в годовой отчет дурацкую фразу насчет того, что «ловля морских ежей осуществлялась с помощью палки выкрашенной в красный и белый цвет». Естественно, никто худого слова не сказал...

Если не читали отчеты в 5 страниц, то кто же станет читать отчеты в 100? Похоже просто кто-то из целлюлозно-бумажной промышленности пролоббировал в Миннауки этот идиотизм с целью повышения спроса на свою продукцию.

Бери, бери, любезный

Недавно Институт отмечал свое сорокалетие. Начальство долго мучилось, как провернуть все это попышнее, но все обошлось, как обычно, торжественным заседанием и пианкой... Фишка была в том, что дирекция одарила заслужонных сотрудников серебряными рублями... ну, чисто, как в старину – дворника на Пасху...

Были люди в наше время!

А ведь умели когда-то повеселиться! На один из праздников 8-го марта в Институте устроили что-то вроде КВН. Одним из заданий было – накормить аудиторию. Тут мне удалась роскошная затея: мы уломали доктора Сахарова (aka поэт Дмитрий Сухарев), ему под свитер подсунули большую резиновую клизму, наполненную молоком, которое выдавали «за вредность». Профессору на сцене конференц-зала сделали из полулитрового люэровского шприца с надписью «пролактин»[1] инъекцию, после чего он в страшных корчах пустил из грудей струю молока в подставленное ведро, в которое были предусмотрительно понапиханы стаканчики пломбира за 19 копеек. Вот их-то и понесли раздавать по рядам… Сердобольные зрительницы потом жалели поэта…



[1] пролактин – гормон, стимулирующий лактацию

Hosted by uCoz