Публикация материалов сайта без ссылки на источник запрещена
Гостевая О себе
Новости

Дуготраjна сарадња[1]

Нули

В 89-м меня, наконец, выпустили в загранкомандировку в Югославию. Инфляция там уже цвела пышным цветом, и командировочных от САНУ[2] мы получили по 2 с половиной миллиона динаров – это был первый раз в моей жизни, когда я побыл миллионером. Кто ж знал, что предстоит еще дожить до зарплаты в без малого миллион рублей…

Ситуация в Югославии осложнялась еще и тем, что лет за десять до того они провели деноминацию 100:1, но при этом в обиходе продолжали все считать в «старих динара». Когда  мне в супермаркете сказали, сколько стоит хлеб, я чуть не упал – получалось процентов 5 от того, что я получил на месяц, потом спохватился – это в «старых»…

Мы с Никитой Григорьевым стояли у белградской витрины, в которой был выставлен новый BMW, и на пальцах считали количество нулей в этих самых старых динарах и все время сбивались…  

При повороте «кругом!» первые оказываются последними

Югославия сорвалась со сталинской цепи первой – еще в конце 40-х. Экономическая система страны была основана на ООУР (основна организациja удруженог рада – основная организация совместного труда) – что-то вроде кооперативов. При всей массе глупостей, которые творились в ООУРах, вроде введения равной зарплаты для всех сотрудников – от директора до уборщицы, это все-таки была негосударственная конкурентная экономическая система. Однако, конечно, в большей степени она держалось на огромных западных кредитах, выдаваемых, чтобы перетянуть югославов к себе, и огромных советских кредитах – чтобы вернуть назад… Ласковый теленок успешно сосал двух маток и неплохо себя чувствовал – по сравнению с СССР это было царство изобилия.

Союз коммунистов Югославии разлагался даже побыстрее наших – сказывалось изобилие денег,  развитая серая экономика и открытые границы. Наличие у партийного руководителя виллы в Ницце к моменту нашей поездки уже было распространенным явлением и предметом едких публикаций в местной прессе.

Поразительно, но самая буржуазная из соцстран развернулась позже всех...

Доктор доктору

По протекции академика Сербской академии наук и искусств Р. наш шеф Геннадий Алексеевич Бузников согласился быть руководителем докторской (эквивалент нашей кандидатской) сотрудника Приштинского университета Ахмета Б. Дисер, в основном, делала наша сотрудница без степени Люся, текст потом писал Генсеич, по-моему, сразу на сербском,  получилось что-то вроде приличной дипломной. Мужик, вроде, был неплохой, так что – не жалко… Только вот вышли мы с ним как-то покурить на лестницу, и тут он сказал одну фразу, от которой я офигел:  – Когда я защищусь, я, наконец, буду с Геннадием на равной ноге…. А то сейчас мне как-то неловко – снизу вверх…

Я не стал ему объяснять, что докторские у них разные…

И, когда свою докторскую защитил, настоящую, не думал, что это ставит меня с ГенСеичем на равную ногу…

Ты знал, Ахмет!

Когда умер Тито, Ахмет сказал: - Как же мы теперь будем?!

Я ему – дескать, обойдетесь, держа в голове, что у нас творилось после смерти Сталина  - все эти слезы, сопли и вопли.

- Нет, - заволновался Ахмет еще пуще, - ты не понимаешь!

Да, я знал, что все в Югославии боятся доминирования сербов, все считают черногорцев заносчивыми бездельниками, все помнят расцвет коллаборационизма в Хорватии, все называют словенцев «швабски словене», презирают босняков – «муслиман» и ненавидят косоваров - албанцев.

Все это я знал, но, действительно, не понимал. А Ахмет что-то предвидел или предчувствовал…

Гостья из будущего

Наша югославская коллега Буца отличалась компанейским характером и раскованными манерами. Курила она «Драву» - сигареты, которые сербы за крепость и вонь именовали «абортирками», а также отличалась свободным обращением с тем, что у нас считалось ненормативной лексикой. Впрочем, у сербов в этом отношении куда более либеральные понятия, чем были тогда у нас.

Первый  визит Буцы в нашу лабораторию состоялся зимой, и пока ее по вечерам водили по театрам, все было более-менее, а вот когда ее повели в Коломенское и прогуляли там пару часов по морозу, она объяснила, что если бы сейчас попробовала попИсать, это звучало бы: «динь-динь-динь»…



[1] Долгосрочное сотрудничество

[2] Српска академиja наука и уметности – Сербская академия наук и искусств

Hosted by uCoz