Публикация материалов сайта без ссылки на источник запрещена
Гостевая О себе
Блог

Заморские чудеса

Деталь архитектурного декора

Мы уже третий день мотались по пражскому Граду, разглядывая тамошние бесчисленные красоты и исторические ценности. Состояние наше, впервые попавших за рубеж на беспривязное содержание, было похоже на психоз – мы метались, чувствуя, как уходят минуты, отпущенные на этот праздник. Наверняка, мы в своем маниакальном стремлении увидеть как можно  больше, пропустили массу всего интересного, но кое-что удалось подсмотреть за пределами «обязательной программы».

Мы возвращались от собора святого Иржи к площадке перед святовитским собором, когда, двигаясь в плотной толпе туристов, я приметил очень симпатичную деталь архитектурного декора: на стрехе ресторана рядом с собором метрах в двух над нашими головами помещалась удивительно реалистично выполненная в натуральную величину фигурка совы. Такие детали всегда очень милы как свидетельство эстетизма и чувства юмора предков…

А потом фигурка приоткрыла один глаз, обозрела бесконечное море людей под собой и стала искаться у себя под крылом…

Птица в ассортименте

Одно из первых впечатлений после того, как наш туристический автобус пересек в Находе польско-чехословацкую границу: довольно пустынная дорога, по обочинам идут одетые в аккуратную рабочую одежду чешские крестьяне, а рядом, повернувшиеся к ним и к дороге задницами, высоко задравшие длинные хвосты фазаны. Они даже на шум нашего автобуса не поворачивались.

Первая мысль – сколько секунд эти дикие животные вот так простояли бы, задравши хвосты, на обочинах наших дорог, прежде чем им свернули бы шеи

У них и у нас

В самый последний день нашего совместного с Танькой вояжа в Прагу мы уже возвращались домой к нашим гостеприимным друзьям Ушеловым, оставалось зайти на Вацлавской площади в знакомую кондитерскую и купить торт на отвальную. Мы подходили к Староместской и как раз миновали маленькую площадь, по-московски – так просто маленький перекресток, именовавшийся, тем не менее, гордо Uhelny trh, что переводится как Угольная площадь, но по этимологии легко догадаться, что там когда-то углем торговали… Вдруг за спиной раздался визг тормозов и серия очень неприятных на слух глухих шлепков – совершенно ясно было, что кого-то, и не одного, сбила, машина. Я обернулся и увидел, как в одной из узеньких, едва одной машине проехать, улочек, отходящих от площади, скрывается мини-грузовичок.

На асфальте в разных, в том числе и очень нехороших, пугающих своей неестественностью позах осталось лежать семь человек.

Да, водитель – кретин, потому что гнал с превышением по улочкам, которые у нас сошли бы за междомовые проходы. Да, как и у нас, сбежалась туча зевак, от которых не было никакого проку, но…!

Через минуту из всех окрестных кафе и ресторанчиков прибежали официанты с аптечками, салфетками и полотенцами. Через 10 минут  приехала «скорая», которая, рассортировала пострадавших, вызвала дополнительные машины и увезла двух самых тяжелых. Что меня поразило, «скорая» минут на 5 опередила hlidku VB (буквально – патруль общественной безопасности, а в натуре – обычные чешские менты, мне еще очень слово «глидка» нравится - «подглядка»). По моему московскому опыту у нас порядок прибытия служб на место происшествия обратный и требует в среднем на 30-40 минут больше.

Разумные затраты

Оказавшись в тель-авивском госпитале Ихилов у койки попавшего в автокатастрофу сына, я, честно говоря, сначала не очень хорошо соображал от ужаса увиденного. Потом взял себя в руки, тем более, что было, чем заняться… А в середине дня принесли обед, который сын, несмотря на тяжелое состояние, к моему удивлению, довольно основательно употребил. Когда он поел, и мы с санитаркой все убрали, она пришла с еще одной тарелкой и сказала: - Поешьте!

Я отказался, потому что мгновенно решил, что это такая благотворительность нищему из России. Но санитарка, из «наших», как и почти весь тамошний персонал, все сходу поняла и сказала, что это – не исключение для меня, что у них так принято. Родные сидят с больными и берут на себя часть забот, которые иначе пали бы на плечи персонала. А раз так, то только полезно их поддержать и подкормить…

Я, конечно, из упрямства, все равно отказался, а потом присмотрелся и убедился, что все так на самом деле и есть, и дня через три, когда обстановка несколько разрядилась, и появились силы думать о чем-то, кроме состояния сына, уже смело заходил вечером на кухню отделения, брал кофе, кипяток, сахар и стаканчик…   

Усиление безопасности

В Кфар-Сабе, куда меня из госпиталя забирали друзья по субботам, у них была большущая квартира, за которую им кредит предстоит выплачивать еще бог знает сколько лет, может, еще и детям останется…

Вечером, когда стемнело, хозяйка на мой вопрос, что за огни светятся вдалеке, как называется этот город (у нас это был бы район города, не больше), ответила, что это уже «территории» - палестинский город Калькилия. Потом добавила, что, слава богу, наконец-то на противоположной стороне их улицы, последней в Кфар-Сабе, начали строительство домов, они их загородят от "территорий", и целиться минами или ракетами будут уже не по ним.

Через полгода террористы-смертники взорвали сначала железнодорожную станцию, которую видно было из окон квартиры наших друзей, а потом каньон (торговый центр) в паре кварталов от их дома. Из него наша подруга с сыном ушла, по ее словам, за полчаса до взрыва. Так что, застройка противоположной стороны улицы – очень условная гарантия безопасности.  

Стена

Сидя вечером с кфар-сабскими друзьями, мы, конечно, рассуждали о ситуации в Израиле, и я спросил хозяина дома. – Слушай, ну раз все так безнадежно с палестинцами, ну пошлите их нахер, родня врозь, дитё – об угол. Перекройте границу, постройте Великую Израильскую Стену, поставьте по границе Карацуперов с Джульбарсами местных пород…

Забавно, что дело-то было зимой 2002 года, когда ничего такого израильское правительство не только не реализовывало, но и не планировало. Так что я додумался раньше, хотя гордиться тут особо и нечем…  

Хозяин ответил, что, во-первых, в самом израильском обществе нет единства в отношении границ, на которых Израиль должен настаивать как на последней линии эвентуального компромисса – ортодоксы требуют присоединения и Иудеи, и Самарии. А во-вторых, очень многим предпринимателям неохота отказываться от дешевой рабочей силы с территорий, к тому же на должности, на которые в самом Израиле охотников не сыскать.

Говорят, что нынче второй вопрос с повестки дня снят – количество "понаехавших" филиппинцев, китайцев и прочих выходцев из юго-восточной Азии проблему рабочих рук устранило…

***

Hosted by uCoz