Публикация материалов сайта без ссылки на источник запрещена
Гостевая О себе
Блог

Правление колхоза

В 60-м году мы получили квартиру в Мневниках, тогда активно застраивавшихся. После нашей 8-метровой комнаты двухкомнатная квартира казалась огромным дворцом, и мы поначалу иногда не могли найти друг друга.

Остановка 20-го троллейбуса недалеко от нашего нового дома называлась "Правление колхоза", предыдущая со стороны центра - "Село Карамышево", а следующая за нашей - "Село Хорошово". Родители после обитания в Петровском парке были настолько шокированы нашей периферийностью, что чуть не поменяли отдельную квартиру на комнаты в общей квартире ближе к центру. Только спустя год они распробовали преимущества независимости от посторонних, родился мой младший брат, и эта самоубийственная обменная деятельность прекратилась, хотя сказать правду, выбраться с Хорошевки в центр было, действительно, нелегко.

А остановки переименовали в, соответственно, "Бульвар генерала Карбышева", "Улицу Народного Ополчения" и "Улицу генерала Глаголева".

Папина «Победа»

Весной 64-го года отцу на защиту кандидатской подарили золотые часы, а он снял со своей руки старую, еще 52-го года, «Победу» и отдал мне. Я ее проносил до 2-го курса универа – еще 5 лет, а потом, погнавшись за модой, обменял на новые. «Победа» все эти годы шла исправно, спеша на 1-2 минуты в сутки. Новые часы отказали через полгода, и потом всю остальную жизнь все новые часы, сколько бы я их ни приобретал – механические или электронные – все выдерживали от недели до месяца, а потом безнадежно выходили из строя. Видимо, что-то в моем организме действует на них литически.

Зря я за модой погнался, может быть, папина «Победа» еще и сейчас работала бы, а так – приходится смотреть в компьютер или мобильник – эти от моего присутствия почему-то не ломаются.

Неизвестная цитата

После 9-го класса меня отправили на месяц в турлагерь в Джубге. Помимо вполне туристического времяпрепровождения – походов и купания – полагалось отбыть и трудповинность на полевых работах. Не очень-то мы там перетрудились, а завершили процесс и вовсе стаканами красного по гривеннику – из бочки, вроде квасной. А на колхозном поле у меня случился такой инцидент. Колхозница, как мне тогда казалось – пожилая армянка, а на самом деле ей было, наверное, всего-то за сорок, спросила меня: - Ты армянин?

Я, понятное дело, ответил, что – нет. Армянка почему-то обиделась: - Почему ты не признаешься, что ты армянин?

Я, сам того не ведая, ответил почти точной цитатой из анекдота – де, мне вполне хватает того, что я еврей…

Доверяй, но проверяй

Пока я был в школе, еще не наступил год моего 18-летия, и на воинскую приписку меня вызвали уже на 1-м курсе университета. Райвоенком полковник Закушняк приветствовал собравшихся фразой: - Когда вас выгонят из ваших институтов, вы пойдете служить действительную».

Я прошел медкомиссию, выслушал дежурную шутку врача насчет «яйца квадратные – во флот, по палубе кататься не будешь», был признан «годным к строевой» и таки действительно приписан к надводным ВМС, что по тем временам означало 3-летнюю, а не 2-летнюю, как в армии, службу. Правда, полковник Закушняк так и не дождался, когда меня вышибут из моего университета…

Кроме «годен к строевой» была еще одна градация – «годен к нестроевой в военное время», а «негоден» не было… В длиннющей очереди к врачам стоял со своей мамой и весело голготал парень с синдромом Кляйнфельтера. Это такое тяжелое генетическое заболевание, связанное с присутствием лишней женской половой хромосомы. Выраженность симптомов бывает разной, но тут все было очень плохо – характерные нарушения формы черепа, отсутствие членораздельной речи и многое другое, видное не только без микроскопа, но даже и без очков.

Когда меня вызвали на следующий год на переосвидетельствование, а заодно выяснить, нельзя ли меня все же загрести, я снова встретил этого несчастного с его несчастной мамой в очереди к врачам. Наверное, военкомат хотел проверить, не вылечился ли он случаем…

Хорошо быть солдатом

В конце 60-х парень, живший через несколько корпусов от нас в 75-м квартале Хорошово-Мневники, вернулся из армии всего через год после призыва. Вернулся совершенно седым. В ракетной части, в которой он служил, случилась авария – произошел взрыв, двери бункера, где находился расчет, заклинило, и туда стал поступать окислитель из ракеты – азотная кислота. Ребята задыхались, а кислота тем временем сжирала на них кирзовые сапоги. Их вытащили, когда от сапог уже ничего не осталось. Весь расчет комиссовали и отправили по домам. Меньше всех повезло лейтенанту, потому что он был в полуботинках…

***                        

Hosted by uCoz