Публикация материалов сайта без ссылки на источник запрещена
Гостевая О себе
Блог

Здрассте!
Это только кажется посторонним, что жизнь Московского университета бьется в Главном здании, оно же ГЗ. Студенты естественных факультетов – физфака, химфака и биофака оказывались там крайне редко, а гуманитарии, которые в те времена (60-е – 70-е гг.) учились на Моховой, и вовсе попадали туда только по большим праздникам.
Осенью 67-го и я в ГЗ бывал нечасто – сначала на бале первокурсников, где показывали диснеевские мультики, которыми МГУ разжился в незапамятные времена, потом - выстаивать жуткие очереди с давкой за учебниками, которые выдавали в зоне «В», да на занятия по научной фотографии.
Поначалу с проходом в ГЗ не было никаких проблем, даже если идешь без студбилета, но перед ноябрьскими праздниками вдруг режим резко усилили – прошел слушок, что последние китайские студенты, доучивавшиеся в МГУ готовят провокацию перед 50-летием Октябрьской революции и чуть ли не взрывчатку собираются в ГЗ пронести. Но нас это все равно не останавливало – если не соваться в зону «В», а идти через ДК1, то можно было спокойно проникнуть внутрь, просто поздоровавшись с вахтершами, вместо предъявления студбилета. Это так и называлось - «проход «по здрасте!»»
Церберы разных сортов
Вахтеры и военизированная охрана в СССР были явлением повсеместным и чуть ли не обязательным, причем степень их суровости не находилась в прямой пропорциональной зависимости от важности охраняемого объекта. Самые злобные и мелочно придирчивые вахтеры водились в ОБН2 на Ленинском, 33 – они еще и экипированы были в форму стрелков ВОХР3 с зелеными петлицами и сержантскими треугольничками в них. Я туда ходил еще будучи студентом, и потому постоянного пропуска не имел, а вохровцы, уже прекрасно зная меня в лицо, всякий раз требовали пропуск, потом заставляли ждать, когда за мной кто-нибудь спустится, или полчаса выписывали заранее заказанный пропуск. Что уж там они такое охраняли, так я и не узнал, не иначе – покой академика Лысенко, который заезжал в ОБН раза два в год.
С вахтерами мы сталкивались и в начале 80-х в ВЦСПС4, когда ходили туда обедать. Казалось бы – Всесоюзный совет профсоюзов, мы тут, как бы, хозяева, но - нет… До 14 в столовой лопали только сотрудники организации, которая о нас, как бы, радение имела, а вот после – на объедки и остатки пускали цвет советской науки… Вахтеры довольно сильно отличались между собой – были и такие, кто держал очередь у дверей зимой, даже уже после того, как мы слышали, что дана команда «пускать», а были – кто смотрел сквозь пальцы на «посторонних», и пропускал в столовую, когда там еще было то, что, вообще-то, для рядовых не предназначалось…
Нынче пропускная система в новом Президиуме АН, что у Москва-реки тоже отличается своеобразием – научные работники проходят по заранее заказанным пропускам и по предъявлении паспорта или служебного удостоверения АН, а в кафе на первом этаже посетителей, в том числе и девушек не самого тяжелого поведения, проводит охранник, после чего посетитель предоставлен самому себе и может идти резать хоть весь Президиум Академии, чему, кстати, был прецедент – обиженный невниманием и отписками изобретатель еще в 70-е пришел в Президиум поговорить «на высшем уровне», и поскольку ответы чиновника Президиума его не удовлетворили, он ему отрезал голову…
Департамент охраны короны
Один из самых последних этапов подготовки к защите кандидатской – это печатание автореферата и получении на это соответствующих разрешений. «Разноску» авторефератов мне предоставили осуществить самостоятельно, а для этого надо было проциркулировать по всему центру Москвы, но так, что почти всюду проще топать пешком, а не ехать на метро или троллейбусе. В каждом месте надо было оставить по экземпляру автореферата, а на свой, контрольный, поставить штамп контролирующей инстанции. Ну, Госкомитет по науке в Брюсовом и Книжная палата на Кропоткинской – понятно, цензура – всесоюзный (на Ногина) и московский (в Оружейном) комитеты по делам печати – никуда не денешься, но за каким хреном мой автореферат понадобился Центральному Комитету КПСС на Старой площади – до сих пор не пойму. При входе в подъезд ЦК, где ставили вожделенные штампы, стоял прапорщик КГБ в фуражке с синим околышем, а дальше, через несколько ступенек вверх, на прилавке окошка лежал на чернильной подушечке штамп «ЦК КПСС» - и никого. Ставь его себе куда хочешь и на что хочешь, у меня даже возникла вдруг идиотская мысль – а не слямзить ли мне такой выдающийся сувенир и удивлять им друзей… Удержался чудовищным усилием воли…
В самом конце рабочего дня, не чуя под собой ног, доковылял на Ногина со всеми печатями и получил еще один, самый важный штампик: «Госкомитет по делам печати СССР. В печать. В свет». Это означало, что против моего творчества Советское государство ничего не имеет, автореферат можно брать в руки советским гражданам, и ни им, ни мне за это ничего не будет…
В общем, иди, защищайся, раз тебе так приспичило, и ничто тебя не останавливает, даже 25 документов, которые требовались для защиты кандидатской.
Спирт дырочку найдет
Поскольку в 70-е годы Советское государство не очень-то было озабочено вооружением Советской науки новыми приборами и оборудованием, все это научные работники делали или добывали себе сами. По наводке Юлия Лабаса, когда мне понадобились микроманипуляторы для электрофизиологических опытов я связался с сотрудником лениградского ГОИ (Государственный оптический институт) и буквально за пару литров спирта получил их. Встретились мы с ним на проходной ГОИ, которую стерегли офицеры внутренних войск, а перед проходной громоздилось первое виденное мной устройство автоматического контроля рабочего времени – каждый работник, входя в ГОИ, вштыривал персональный штырь в персональную дырку, и ему начинало тикать рабочее время. Все это нисколько не помешало вынести за проходную заказанное изделие и произвести расчет на месте.
Точно также первый усилитель на полевых триодах мне спаяли на какой-то суперзакрытой лавочке, которой я даже названия не знал, но, правда, уже за 10 литров спирта.
Не переводя дыхания
Кстати, об автоматизированных системах контроля рабочего времени. Когда такую систему уже в 80-е гг. ввели в ВКНЦ5, то решили совместить борьбу с прогульщиками и опаздывающими с объективным контролем сверхурочных работ. Эксперимент пришлось свернуть через несколько месяцев, потому что куча молодых сотрудников просто переселилась в лаборатории и неделями оттуда не выходила, так что их здоровый сон и невинные утехи после окончания экспериментов с успехом продолжали вливаться в сумму отработанного времени и, соответственно, повышать сумму заработной платы до такого уровня, который разным докторам-академикам и не снился...
***

(Footnotes)

1 ДК – Дом Культуры МГУ располагается в ГЗ, а вход в ДК – со стороны памятника Ломоносову

2 ОБН – Отделение Биологических наук

3 ВОХР – вооруженная охрана, ведомственные караульно-пропускные структуры

4 ВЦСПС – Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов

5 ВКНЦ – Всесоюзный кардиологический научный центр, он же Черепки

Hosted by uCoz