Публикация материалов сайта без ссылки на источник запрещена
Гостевая О себе
Новости

Россия: анамнез, диагноз, прогноз

Те, кто в школе хорошо успевал по алгебре или биологии, становятся учеными, те, кто по ручному труду - рабочими. Те, кто ни в том, ни в другом - руководителями.

                                                           Первый закон Задорнова

И вы, мундиры голубые, и ты, послушный им народ...

                                                           М.Ю.Лермонтов

Анамнез: наследственность отягощенная, развитие замедленно. В юности подвергалась насилию и лишению свободы, оставившим глубокие следовые явления.

История России трагична. Да, конечно, немало скелетов можно отыскать в шкафу любой великой европейской державы - опустошительные войны, смуты, мор и глад, но то, что в Англии или Франции было все же эпизодами, в России превратилось в непрерывную череду катастроф. Грипп может дать высоченную температуру, кашель, насморк, понос - и уйти, а может - перейти в хронику, дать осложнения на легкие, печень и, не дай бог, голову.

Страшный удар, которым была потеря в XIII веке независимости, принес два основных последствия, тесно связанных между собой и приобретших хронический характер. Страна остановилась в своем развитии, была выброшена из ряда развивающихся государств средневековой Европы. Все последующие события российской истории протекали со значительным временным сдвигом, по отношению к последним и были окрашены возникшим в результате комплексом неполноценности, осложненным компенсаторным комплексом превосходства. Окончательное оформление феодализма и крепостной зависимости произошли как раз тогда, когда передовые страны Европы начали эту зависимость уничтожать, развитие флота, торговли и новых технологий, в первую очередь военных, было отложено на конец XVII века. Наконец, раскрепощение крестьянства, составлявшего подавляющую массу населения тогдашней России, пришлось на завершение промышленной революции, понятное дело, в России и не начинавшейся.

Шок от иноземного ига был, видимо, настолько велик, что реакция на него оказалась стойкой на протяжении столетий. Потребность в национальной консолидации перед лицом внешнего врага вылилась в гипертрофированную идею государственной мощи, его абсолютной централизации и, в итоге, самоценности государства. Идея концентрации власти в т.н. "властной вертикали" - это припомаженное выражение российского самодержавия (с поправкой на современное шумовое оформление). Единоначалие, которое уместно в критических ситуациях и издревле применялось в моменты военной опасности, как, например, в Великом Новгороде, куда на период кампании приглашался князь-единоначальник и ограничивалась демократия, в Великороссии стало основным и единственным методом управления. Это снижало и снижает конкурентоспособность государства, поскольку исключает конкуренцию внутри государственного аппарата, а, следовательно, ухудшает качество управленческих решений. Система единоначалия и властной вертикали характеризуется и печальной закономерностью, особенно заметной нам на примере ЦК КПСС, - единоначальник подбирает себе команду по такому принципу, чтобы ни один из подчиненных не был умнее его. Если учесть, что самый шустрый из них становится при такой системе единоначальником-наследником, то ясно, что интеллектуальный уровень управления во времени стремится к нулю.

Всякие вопли о российской национальной самобытности и неповторимости проистекают из одного пошлого источника.  Если наш народ так слабоволен и слабоумен, чтобы самостоятельно идти путем, которым идут благополучные нации, значит ему нужны поводыри. На эту роль всегда  находилось великое множество кандидатов (людей неспособных заработать никакой полезной деятельностью, а потому направляющихся руководить). Эти знают дорогу. Особую самобытную дорогу. Вперед, с множеством неизведанных препятствий, потому что раньше по этой дороге никто не ходил. С множеством возможностей проявить героизм, потому что происшествия на нехоженых тропах неизбежны, предусмотреть их нельзя, а потому, в свою очередь, нельзя и на поводыря обижаться. Надо просто слушаться, потому что, если в неизведанной дороге начать спорить о правильной дороге – утопнешь в болоте.

Именно здесь берет начала эта "сказочка про белого бычка", которую наши предки слышали от царей, мы - от ЦК КПСС, а теперь, вместе с нашими детьми слушаем от президента: России необходимо мощное государство! Ни у кого из них, видимо, не было повода задуматься над произносимым. Никому из них и в голову не приходит, что государство - это сумма индивидов, его населяющих и объединяющихся для дел, которые не под силу каждому в одиночку - борьбы с внешним и внутренним супостатом, организации всеобщего образования и здравоохранения и всяких грандиозных затей...

Искомая с таким шумом национальная идея в нормальных странах уже давно выкристаллизовалась в построение, в меру местного разумения, общества, защищающего своих граждан от максимального количества напастей, включая бесцеремонность государственного аппарата. Разве плоха эта идея для России?

И здесь мы все еще отстаем от Европы, в которой "Государство - это я!" говорили очень давно. А эпоху вольных городов и магдебургского права, когда граждане научаются делать феодалам реприманды, Россия проскочила, отвоевывая свое и прихватывая чужое. И сейчас мы ведем очередное решительное, кровопролитное и безнадежное наступление на те же грабли, в том числе в Чечне...

Диагноз: генерализованная патология общественного организма. Инвалидность II-й группы.

То, что российское общество больно, можно принять без доказательств, хотя, при необходимости, затруднений в их поиске не предвидится. Для упрощения за доказательство этого можно принять более высокий уровень технологии, стандартов жизни, более высокую реактивность общества в решении возникающих проблем в странах европейской цивилизации. Нельзя сказать, что симптомы российской болезни представляют собой нечто необычное - большинство из них наблюдается и у других пациентов, которые относятся по традиции к категории практически здоровых, однако сумма отклонений в  социологии, как и  медицине, выражается в достаточно глубокой патологии. При этом невозможно не видеть, что наш общественный организм полон сил, как творческих, так и физических, и способен, особенно в критических ситуациях, очень на многое.

Представим себе молодого полного сил больного-спинальника. Такой человек может научиться в своей инвалидной коляске передвигаться быстрее и ловчее здорового, делать, сидя в ней, удивительные вещи, и в значительной степени компенсировать свой физический недостаток, а проявленная  воля и выдумка дают ему основание гордиться собой и чувствовать себя полноценным членом общества. Вот так и наше общество, имея совершенно ненормальную или, скажем мягче, необычную систему экономики, финансов и обеспечения безопасности, добилось, объективно, поразительных результатов, от ракет до балета, что, в принципе, обществу такого уровня бедности не под силу. Такой диагноз подтверждается многочисленными экспертными оценками, указывающими на нашу способность разобрать  автомобильный двигатель через выхлопную трубу, а также на высокое качество того, что мы делаем не руками.

Происшедшие в конце 80-х - начале 90-х годов события изменили хроническое течение болезни - с больным случился тяжелый стресс. В результате на ранее парализованных конечностях обнаружились  чувствительность и рефлексы. Так бывает иногда. Это, однако, не дало и не могло дать немедленного излечения. Больной теперь, в принципе, может встать из коляски и снова научиться ходить, но это требует усилий, преодоления боли, каторжной тренировки. Отметим, что удивительные умения, приобретенные в коляске, исчезают - не может организм и то, и это разом. Ходить еще не научился, а ездить - уже разучился. У волевых, впрочем, - получается, посмотрите на Дикуля, а когда нет силы воли, не хочется делать себе больно - остаются в коляске. Навсегда.

Есть интересный феномен - около 30% слепых в мире, которые могут быть в большей или меньшей степени излечены, отказываются от лечения - привычный статус, льготы, удобства, натоптанные тропки не хочется менять на положение обычного человека, еще не известно, как там повернется, удастся ли адаптироваться...

Прогноз...

Похоже, медперсонал из ложно понятого гуманизма собрался пойти на отмену наиболее болезненных процедур, ограничение подвижности и стремления пациента заниматься самолечением.

Не стоит при этом забывать, что медперсонал в нашем случае является частью больного организма. У инвалида-колясочника основная нагрузка приходится на седалище, у которого может создаться преувеличенное представление о собственной роли и месте в организме. Отказ больного от коляски резко снижает не только нагрузку на ягодицы, но и их важность для пациента. Седалище тоже может попытаться диктовать. Это только считается - что мозг все решает. Посмотрите, разве законы, по которым мы живем, выдуманы головой?

Все слова, которые говорят представители тех органов, которые решают, зовут, как бы, к выздоровлению, все дела, которые они творят - это наложение все более прочных вязок на еще неокрепшие ноги. И еще укольчик новокаина - в язык, чтобы не делал слишком много слишком резких движений.

А прогноз... Что ж, прогноз плохой - прогрессирующий паралич, немота...

                                                                          Ю.Бобровский

P.S.  Еще одно характерное отличие медицинского характера: у нас по традиции больному раком не принято говорить о его диагнозе, а основой стратегии онкотерапии в Америке является полная информированность пациента - там считают, что у сильных натур это вызывает большое стремление вылечиться...

Hosted by uCoz